Как спалось? Голова не болит?

Как спалось? Голова не болит?

Деньки и недели для Ордена Феникса проходили до странности монотонно. Никто не ждал такового спокойствия, и сейчас орденовцы разделились на две группы. Одни считали, что жизнь стала скучноватой, а не происходит ничего только поэтому, что панику с войной подняли напрасно. В главном этой точки зрения придерживалась молодежь. Они ведь, наверное Как спалось? Голова не болит?, желали о приключениях и каждодневных стычках, а здесь, вот незадача, приходится посиживать и весь денек перебирать статьи в «Ежедневном Пророке», цепляясь за каждое слово.

Другая же группа состояла из числа тех, кто ожидал бурю после такового подозрительного затишья. Ведь было удивительно обдумывать тот факт, что самый сильный злой Как спалось? Голова не болит? колдун возвратился к жизни, опять начал строить происки, а в мире – спокойствие и гармония. Единственная странность – очень уж высочайшая температура, нетипичная для климата Великобритании. Но где же исчезновения людей? Где сливание инфы и стычки в тёмных переулках? Где все те волнующие инциденты, коими так славился 1-ый состав Ордена Феникса?

Естественно, невзирая Как спалось? Голова не болит? на аномальное спокойствие, все члены Ордена продолжали делать свою работу, выходить в патрули. Но с течением времени патрули стали похожи, быстрее, на пешие прогулки, во время которых даже возникновение кота расценивалось как волшебство, так как не происходило ровненьким счётом ничего.

Да, Снейп, работающий сейчас на два лагеря, докладывал, что Лорд Как спалось? Голова не болит? что-то замышляет. Гласил он и о желании Волан-де-Морта попасть в Отдел Загадок, но, невзирая на неизменные дежурства в Министерстве, никто туда так и не попробовал просочиться.

Но покою тоже должен быть предел. В один миг на Орден упало всё и сходу, да так в один момент Как спалось? Голова не болит?, что многие просто растерялись, не понимая, что вообщем происходит.

Началось всё с того, что в Отдел Загадок попытались-таки пробраться. И хотя Пожиратель погибели, посланный своим владельцем туда, был впору остановлен Бруствером, это стало некоторым сигналом к началу борьбы. Работа снутри Ордена начала кипеть и кипеть с новейшей Как спалось? Голова не болит? силой. Сейчас не было непринуждённой и расслабленной атмосферы в штабе, а к газетным статьям относились куда серьёзнее. Но, как досадно бы это не звучало, правды в их было совершенно не достаточно.

Но, хвала Мерлину, информация поступала не только лишь из газет. Из различных частей страны сторонники Дамблдора Как спалось? Голова не болит? и, соответственно, Ордена присылали сообщения о нападениях на колдунов либо маглов. И пусть Министерство списывало это на злосчастные случаи, орденовцы реагировали на каждый таковой вызов, стараясь не упустить из виду ничего.

Ради настолько бурной деятельности пришлось отрешиться от настоящего сна. Многие стали спать в мантиях, плащах, свитерах – в общем, так Как спалось? Голова не болит?, чтоб в хоть какой момент можно было просто встать на ноги и трансгрессировать. Как произнес в один прекрасный момент Сириус – последующей ступенью будет сон в полной экипировке, включая походную сумку и мешок с медикаментами.

Но Римус, всё же, возлагал надежды на наилучшее. Хотя, бывали такие деньки, когда ворчливость и Как спалось? Голова не болит? нехорошее настроение Бродяги передавались и Люпину. Тогда даже оборотень позволял для себя испить с другом и просто забыться на время. Правда, скоро пришлось свести такие посиделки на «нет», так в штаб-квартиру перебралось всё семейство Уизли.

Молли сразу взяла приведение дома в порядок в свои руки. Не без помощи рыжеватого отряда Как спалось? Голова не болит?, комнаты, одна за другой, становились применимыми для жизни, а небезопасные штуки, которые, видимо, должны были служить ловушками для незваных гостей, равномерно исчезали из родового гнезда Блэков, отправляясь в мусорные мешки.

Члены Ордена Феникса уже успели лучше друг дружку выяснить, а кто-то даже обзавёлся друзьями. Но самое Как спалось? Голова не болит? главное, Площадь Гриммо больше не отпугивала собственной пыльностью и мрачностью, так что люди не стали так поспешно покидать это место.

И Люпин уже начал было мыслить, что на этом трудности для их завершатся, но как он ошибся! Сириус оказался прав, как никто другой. Гарри, должно быть не выдержав несодержательные письма Как спалось? Голова не болит? и проживание у опекунов, вляпался по самое некуда.

Непременно, никто их их не мог обвинить Гарри в том, что тот попробовал оградить себя и кузена от дементоров. Никто, так же, не колебался в том, что Поттер не лгал на счёт возникновения этих отвратительных тварей. Но, к огорчению, Министерство Магии Как спалось? Голова не болит?, в лице Корнелиуса Фаджа и его свиты, не делили точку зрения Альбуса Дамблдора. Хотя, разве когда-нибудь было по другому?

Гарри решено было забрать как можно быстрее, бедному мальчугану выслали, наверняка, около дюжины писем, чем, как считал Римус, только посильнее привели в ярость и испугали его. Но совершать неосмотрительных поступков Как спалось? Голова не болит? было нельзя ни мальчику-который-выжил, ни Ордену Феникса.

После чего инцидента все были как на иголках. Сириус повсевременно находился на самом пике раздражения, так что Люпин не вымыслил ничего лучше, чем бросить его в покое. Не трогать, не упрекать, не заговаривать на темы, серьёзней погоды Как спалось? Голова не болит?. Это, частично работало, но нервировало уже самого Сомнамбула, всё почаще запирающегося в библиотеке – самом тихом и пустом, пока ещё, месте в доме.

Время от времени в библиотеке он сталкивался с Гермионой, прибывшей незадолго до происшествия с дементорами. Римусу даже приятно было созидать бывших учеников, пусть и настолько малую их часть. То Как спалось? Голова не болит?, что они, как детки Уизли, так и Гермиона, от всей души пробовали посодействовать, грело душу. Правда, приходилось пристально глядеть за массой несовершеннолетних ребят, которые так и норовили вызнать какую-нибудь информацию, выносимую на собраниях Ордена. Вроде бы не гоняла малышей Молли, любопытству их не было предела, как и Как спалось? Голова не болит? изобретательности.

Сам оборотень безустанно находил работу, но, если быть добросовестным, уже не веровал в фуррор этой затеи. Он шёл на еще одно собеседование, заблаговременно зная, что его не воспримут, и совершенно не удивлялся, когда оправдывались его ожидания. Это стало, быстрее, обрядом, ежели кое-чем вправду серьёзным.

Намного важнее мужчине казались Как спалось? Голова не болит? патрули и вылазки, и всё почаще ему в пару ставили Нимфадору. Не знал Люпин, была ли это незапятнанная случайность либо чьё-то вмешательство, но против никогда бы не высказался.

Совместная деятельность только послужила подтверждением для Римуса, что с Тонкс совсем не сложно работать. Да, она нередко болтала без умолку, была Как спалось? Голова не болит?, кое-где, очень назойливой, но её дискуссии не отвлекали и не выводили из себя, как, к примеру, речи Наземникуса, которого время от времени хотелось затолкать в один из краденых котлов. Нимфадора нередко была неудобной и неловкой, но могла профессионально перевести это в шуточку и, при надобности, здесь же взять Как спалось? Голова не болит? себя в руки и сосредоточится.

Но необходимо дать ей подабающее. Невзирая на всю свою лёгкость и непринуждённость, детскую взбалмошность, Нимфадора искусна задавать коварные вопросы и растягивать на их ответы. Не раз Люпин был смущён её словами и грезил под землю провалиться, только бы не глядеть в Как спалось? Голова не болит? коварные глаза этой девчонки.

***

– Ты собираешься спать? – спросил Сириус, заглядывая в гостиную. Миновал очередной денек, посвященный уборке благороднейшего дома Блэков, и денек этот был не самым лёгким. То и дело в штабе появлялись орденовцы, кто с новыми новостями, а кто – просто зашёл попить чаю. Сириус значительно побегал за домовиком, пытающимся Как спалось? Голова не болит? утащить старенькый хлам к для себя в конурку, а Римус натолкнулся на нескольких боггартов, достаточно сильных и очень дерзких, пока обходил нетронутые уборкой комнаты.

– Я ещё полистаю «Пророк»… – ответил другу Люпин, хмуро смотря на газету в руках, как будто она кое-чем оскорбила оборотня.

- Делать для тебя больше Как спалось? Голова не болит? нечего, - заключил Бродяга и скрылся на лестнице, ведущей к спальням.

И ведь прав Сириус, делать вправду было нечего. Спать совершенно не хотелось, а чая было выпито очень много, чтоб Люпин сумел вместить в себя ещё одну порцию.

Дом опустился во тьму и тишину. Только гостиная освещалась пламенем камина, да Как спалось? Голова не болит? и то скоро должно было погаснуть. Читать равномерно становилось неловко, буковкы как будто утопали в сгущающейся мгле места, прячась от остроглазого глаза Люпина. И эта игра в прятки с написанным текстом страшно надоела, а включать свет не хотелось. Было что-то в этом тёмном покое, что так нужно на данный момент Римусу Как спалось? Голова не болит?, за что так хваталось его сознание.

Кое-где слышались тихие шаги Кикимера, сопровождающиеся бормотанием, негромкий глас мамы Сириуса, портьеры портрета которой были плотно задвинуты. Слышался треск гаснувших поленьев в камине, звуки ночной улицы по ту сторону окна… Ничего излишнего.

Равномерно Сомнамбул сообразил, что засыпает. Эта музыка ночи, всё Как спалось? Голова не болит?-таки, убаюкала его. По-хорошему, необходимо было подняться в комнату и лечь в кровать, как все обычные люди, но портить такую располагающую ко сну атмосферу не хотелось. Римус был уверен, стоит ему подняться в комнату, желание спать загадочным образом пропадет, и на его место придёт неприятная задумчивость и глуповатые размышления Как спалось? Голова не болит?, ненадобные на этот момент.

Но судьба, видимо, решила, что сон оборотню сейчас не нужен, потому что идиллия тишины была нарушена хлопком двери, за которым последовал грохот и звучные нечленораздельные ругательства. И если б глас, произносящий непечатную речь, был не дамский, Люпин, наверняка, мог помыслить, что возвратился Сириус. Хотя, Блэк Как спалось? Голова не болит? никогда не спотыкался, заходя в дом.

Без охоты открыв глаза, Римус поднялся с дивана и вышел в тёмный коридор. Радуясь, что портрет матушки Сириуса продолжал молчать, мужик попробовал рассмотреть в мгле того, кто явился в штаб так поздно. Правда, можно было даже не тужиться, ведь грохнуться плашмя на Как спалось? Голова не болит? пол и ругать при всем этом упавшую подставку для зонтиков могла только Нимфадора.

Женщина посиживала на полу, потирая ушибленные части тела и негромко хихикая. Это смотрелось достаточно удивительно, и Люпин, освещая для себя путь мерклым светом люмоса, подошёл поближе и протянул свободную от палочки руку Тонкс, чтобы посодействовать ей Как спалось? Голова не болит? встать на ноги.

Стоило мужчине оказаться рядом с метаморфиней, как причина её веселья стала полностью понятна. От аврора очень несло огневиски, и этот резкий запах совершенно не смешивался с пушистыми волосами, непонятного в сумраке цвета, и весёлой ухмылкой. Ну и вообщем с образом девицы не вязался виски. Ей, быстрее Как спалось? Голова не болит?, подошли бы маггловские напитки либо, на последний случай, медовуха.

– О, здорово, Римус! Как классно, что ты ещё не спишь! – заместо того, чтоб держаться за руку Люпина, Нимфадора обхватила его за шейку, и здесь же обосновала свою нетрезвость. Даму мгновенно повело в сторону, что принудило её только крепче вцепиться Как спалось? Голова не болит? в свитер оборотня.

– Тонкс, ты пьяна! – озвучил явную правду Римус, предотвращая еще одно падение девицы, – Ты так завтра собираешься стать перед Суровым Глазом?

– Ой, Римус, не будь занудой, мы совершенно маленько выпили… Немножко, – уверенно кивнула в ответ Нимфадора, затуманенным взором всматриваясь в лицо мужчины, – я могу ещё испить Как спалось? Голова не болит?! Не веришь?

– Мы? Другими словами, напился кто-то ещё? – Порочным делом Рем пошевелил мозгами о Сириусе. В ближайшее время забирать у друга бутылки становилось всё сложнее, а поиск собутыльников в растущем Ордене происходил очень стремительно. Но оборотень здесь же сообразил, что Бродяга на данный момент, если и пьёт, то у себя в Как спалось? Голова не болит? комнате, а Тонкс возвратилась откуда-то снаружи. Был, естественно, вариант, что женщина каким-то образом и по некий причине решила выйти в окно и зайти через дверь, но очень уж невероятен был этот сюжет.

Пока Римус размышлял о насущных дилеммах стареющих мародёров, Тонкс, должно быть желая ответить на поставленный Как спалось? Голова не болит? вопрос, приподнялась на носочках и прошептала Люпину на ухо:

– Это всё Подмор повинет, – для больше уверительности метаморфиня даже закивала, тихо хихикая и тыкая пальцем в грудь оборотня, – он так длительно расхваливал огневиски, что я просто не могла не испытать его! Но ты знаешь, он мне налгал, – нахмурилась женщина и Как спалось? Голова не болит? ответила на вопросительный взор Люпина, – это такая мерзость. Как кофе, но без сахара… Слушай, давай добавим в огневиски сахар и попробуем?

– Нет, мы не будем пить огневиски, ни с сахаром, ни без, а Подмору я завтра… – Римус всё больше хмурился, смотря на бывшую ученицу, – для тебя необходимо лечь Как спалось? Голова не болит? спать. Я серьёзно, Тонкс.

– Ну, ты всегда серьёзный, давай лучше подушками подерёмся… Смешаем огневиски с чем-нибудь!

– Ну какие подушки, все уже дремлют, – закатил глаза Римус, но слова эти эффекта не возымели. Метаморфиня продолжала гнуть своё.

– Можно заварить чай с бегермонтом, либо…

– С бергамотом, Нимфадора, и, нет Как спалось? Голова не болит?, мы пойдём спать, – из всех замечаний женщина, казалось, услышала только своё имя.

– Люпин, ну вот сколько раз гласить, ну не именуй ты меня этим стршным именованием… Нимфадора, Нимфадора… – передразнила Тонкс, скорчив рожицу, – заладили!

Пытаясь яростно топнуть ногой, либо с размаха наступить на ногу Люпина в отместку, женщина чуть ли Как спалось? Голова не болит? не пропахала носом пол, цепляясь за злосчастный растянутый свитер мужчины. Римусу даже показалось, что не новенькая уже ткань на данный момент просто порвётся, не выдержав таких серьёзных испытаний, потому он поторопился перехватить горе-аврора за талию. Во всяком случае, только так можно было спасти и Тонкс, и свитер.

– Всё Как спалось? Голова не болит?, на данный момент ты пойдёшь спать, либо я отправлю тебя домой к мамы, и пусть она тебя воспитывает… – строго заявил Сомнамбул. Чувствуя себя папой одиночкой, у которого растёт очень непослушливый ребёнок.

– Так нечестно! Ты повсевременно мухлюешь, – Нимфадора недовольно ударила ладошкой по плечу оборотня, но здесь же экзальтированно на него Как спалось? Голова не болит? поглядела, заявляя, – побудь моей матерью, уложи меня спать.

Римус уже желал было что-то сказать, но опять изловил себя на мысли, что это будет никчемно. Закатив глаза, он кратко кивнул, начиная движение в сторону комнат. Главное ничего больше не уронить. К примеру саму Нимфадору. Её как будто магнитило к полу. У Как спалось? Голова не болит? Люпина было такое чувство, как будто спотыкнуться эта особа может полностью обо всё, даже о воздух.

Но до комнаты добраться удалось достаточно стремительно. Даже с расправлением кровати заморочек не появилось, так как она и не была заправлена.

– Ну вот, сейчас спи, – укрывая даму одеялом, умоляюще проговорил мужик, но встать с Как спалось? Голова не болит? кровати, куда погрузился для большего удобства, ему не удалось, потому что тонкие, но на удивление сильные руки Тонкс схватили оборотня повыше локтя, стараясь притянуть назад.

– Нет, как же притча? Здесь монстр под кроватью, спи здесь! – требовательно заявила Нимфадора с видом балованного и капризного ребёнка.

– Ну что за глупости, Тонкс Как спалось? Голова не болит?, ты же не малая, какие монстры?

– Очень жуткие, меж иным!

– Слушай, у тебя точно не белоснежная горячка?

– Белоснежная… кто? – переспросила, хихикая, женщина, на что Люпин махнул рукою.

– Ради Мерлина, спи уже… – взмолился Римус, смирившись с мёртвой цепкой Нимфадоры.

– Я не буду спать ради Мерлина! – помотала головой Тонкс, притянув Люпина Как спалось? Голова не болит? поближе к подушке, – ну пожалуйста, расскажи сказку, – метаморфиня умоляюще поглядела на Сомнамбула, и он даже в мгле увидел мокроватые глаза аврора, как будто она вот-вот расплачется.

– Тонкс, я не помню сказок, – сдался-таки Римус и позволил повалить себя на подушку.

– Тогда песню, – не сдавалась женщина Как спалось? Голова не болит?, крепче обхватывая руку мужчины, как будто тот вырывался и ожидал способности убежать отсюда подальше.

– И петь я не умею, – покачал головой Люпин.

– Не правда, Сириус произнес, что ты пел песни под гитару!

– Это было 20 годов назад. 20 лет – это сильно много.

– Тогда просто лежи здесь, – пожала плечами Тонкс, удобнее устраиваясь на плече Сомнамбула Как спалось? Голова не болит?.

Римус, смотря в тёмное место комнаты, уже планировал план еще одного побега. Любопытно, длительно ли он будет играть с этой дерзкой девчонкой в догонялки? И кто из их на данный момент ловит?

Твёрдо решив, что он уйдёт сходу, как женщина уснёт, Люпин принялся ожидать. Глядеть в комнате было особо Как спалось? Голова не болит? не на что. Это помещение не отличалось от многих других в доме: сумрачные, но, непременно, со вкусом подобранные обои, казавшиеся чёрным бархатом в мгле, были обклеены каким-то плакатами и листовками, мебель закидана вещами, пыльные тяжёлые шторы задвинуты и не пропускают в комнату ни света звёзд и уличных фонарей Как спалось? Голова не болит?, ни ночного воздуха. На приоткрытой двери шкафа висело что-то светлое, схожее на блузу. Из-за цвета эта вещь смотрелась контрастным приведением на тёмном фоне. Наверняка, после таких сравнений в голове возникают образы монстров и чудовищ.

Равномерно взор Римуса скользнул к Нимфадоре, что, кажется, уже начинала засыпать Как спалось? Голова не болит?. Она осталась в той же одежке, в какой зашла в дом. Даже плащ, накинутый на плечи, так и остался на метаморфине, а мужик вдруг поразмыслил, что необходимо было посодействовать ей снять хотя бы верхнюю одежку. Волосы девицы разметались по плечу оборотня и, как досадно бы это не звучало Как спалось? Голова не болит?, были совершенно непонятного на данный момент цвета.

– Может, перестанешь раздевать меня очами и подключишь руки? – вдруг хихикнула Тонкс, а Люпин вздрогнул от гулкого и, что умопомрачительно, совсем бодренького голоса. Невзирая на заплетающийся язык, бывшая пуффендуйка изъяснялась очень понятно.

– Может, прекратишь меня накалывать, и будешь спать? – сориентировался оборотень, переводя взор на потолок Как спалось? Голова не болит?. В ответ он услышал недовольное фырканье, а после ощутил толчок в бок.

Больше Тонкс ничего не гласила, но и хватку свою не ослабляла, исключая всякую возможность Римуса уйти к для себя. Равномерно он и сам задремал, решив покориться судьбе, а выкарабкаться из объятий уснувшей Нимфадоры Люпину удалось только под утро Как спалось? Голова не болит?. Благо, что он пробудился за час до рассвета и успел добраться до собственной спальни до того, как миссис Уизли отправилась на кухню, по пути проверяя, все ли на месте.

***

– Стерджис, можно тебя на пару слов? – окрикнул Римус мужчину, вернувшегося с ночного дежурства с отчётом для Сурового Глаза.

– Если Как спалось? Голова не болит? я нужен для тебя не по делу, то я утомился, – отмахнулся от него аврор, пытаясь перекрыть клики миссис Уизли по поводу подслушивающих под дверцей близнецов.

– По делу. Во-1-х, для чего ты спаиваешь юных женщин, во-2-х, какого лысого Мерлина ты пьёшь перед дежурством? – стараясь сохранять спокойствие, Сомнамбул скрестил Как спалось? Голова не болит? руки на груди, прислоняясь к стенке в коридоре.

– Люпин, ты сам проспись, какое пить вообщем? Я с 5 вечера стоял около этого окаянного Отдела загадок! – вскипел Подмор, – Это вы с Блэком здесь дурью маетесь…

Пропустив мимо ушей обвинение в бездействии, Римус продолжил, но уже не так уверенно:

– Тонкс вчера…

– Тонкс Как спалось? Голова не болит?? Ты ей отец? Опекун нашёлся! – перебил оборотня Стерджис, закатывая глаза, – Я ни с кем не пил, а эта девченка уже не малая, чтоб её воспитывать. И вообщем, как я знаю, она родня Блэку, вот пусть он за неё и отвечает.

И Подмор поспешно ушёл в гостиную, где Как спалось? Голова не болит? намеривался подождать Аластора, оставив малость опешившего Люпина 1-го в коридоре.

– Ничего не понимаю…

Только дойдя до кухни, где Сириус уже допивал кофе, Римус высказал волнующую его идея, опустившись напротив друга.

– Да ты всегда ничего не понимаешь, изумил! – хмыкнул Блэк, оглядывая оборотня, – Что все-таки случилось сейчас? Снейп загадки загадывает Как спалось? Голова не болит?, либо сам Дамблдор пожаловал?

– Племянница твоя! – отозвался Сомнамбул, притягивая к для себя чайник и чашечку, – Вчера пришла опьяненная в стельку, произнесла, что пила с Подмором, но тот поглядел на меня как на кретина.

– Почему же «как»? – расплылся в хитрецкой ухмылке Сириус, – Ведь никто вчера не пил, Сомнамбул.

– Нет, таковой Как спалось? Голова не болит? запах алкоголя… И вообщем, откуда для тебя знать? Ты закрылся в комнате до прихода Нимфадоры.

– Знаешь, Рем, как это делается? – Сириус положил руки на стол, смотря на оборотня с каким-то маниакальным азартом, – Берётся бутылка виски и выливается на волосы, одежку… Душок тот ещё! А сыграть опьяненного – раз плюнуть! Так что Как спалось? Голова не болит?, тебя вокруг пальца обвела моя малая племянница. Вся в меня, далековато пойдёт!

– Главное, чтоб не в Азкабан, – буркнул Люпин, обжигая жарким чаем язык, – Ещё скажи, что ты ей это порекомендовал.

– А если я, то что? – с вызовом спросил Бродяга.

– То я… – Договорить Люпин не успел. На кухне появилась виновница Как спалось? Голова не болит? этого недоразумения, весёлая и бодренькая, без тени похмелья.

– Доброе всем утро!

– Доброе-доброе, – хохотнул Блэк, указывая на закрытый салфеткой завтрак, – Как спалось?

– Да, Тонкс, как спалось? Голова не болит? – Люпин выжидательно поглядел на даму, и та, понимая свою оплошность, здесь же схватилась за голову, зарываясь пальцами в Как спалось? Голова не болит? малиновые волосы.

– Очень болит… – закивала она, – не знаю, что делать! Ну, я пойду, там Грюм, наверняка, заждался!

– Да он ещё не пришёл, потому можешь посидеть с нами, – мягко сделал возражение Римус, а Нимфадора бросила немощный взор на Бродягу.

– В чём я прокололась?

– Соучастников необходимо подговаривать, – заместо Сириуса ответил Люпин, качая Как спалось? Голова не болит? головой.

– Но это не меняет сущности, Сомнамбул, – Бродяга откинулся на спинку стула, – тебя сделала эта девчонка. Какой счёт, Тонкс?

– Два – один в мою пользу! – гордо заявила Нимфадора и здесь же умчалась в гостиную с кликом, – Но у Вас ещё есть шанс отыграться, доктор!

Ты когда-нибудь убивал?

Когда твоя жизнь вероломно Как спалось? Голова не болит? замыкается на войне, ты перестаешь мыслить, что убийство — это плохо. Тебя уже не стращают пустые глаза противника, голова которого противоестественно запрокинута после попавшего в него заклятия, ты не боишься погибели как такой, ведь знаешь, что есть куда более стршные вещи. Ты ведь лицезрел всё это своими Как спалось? Голова не болит? очами. И убийство равномерно становится только средством самообороны, только сейчас существует «убийство по необходимости» и «убийство по неосторожности». Но сущность одна — выжить. Либо же спасти тех, кто прикрывает твою спину.

Орден Феникса, непременно, был человечной организацией. Никто из членов Ордена не пропагандировал убийство как единственное верное решение, полностью верный выбор Как спалось? Голова не болит?, совсем нет. Каждый знал, что это плохо. И дело не в чьей-то вере, и даже не в убеждении, что светлая сторона должна быть совершенно светлой. Просто с людской точки зрения, как ни крути, лишать кого-либо жизни не прекрасно, ну и мир так лучше не сделаешь.

Но это совершенно не Как спалось? Голова не болит? значило, что члены Ордена были святыми. Просто прибегали к последним мерам изредка. Нужды просто не было. Во всяком случае, до какого-то момента. Но армия Тёмного Лорда с каждым днём росла, вбирала всё новых и новых адептов, и скорость вербовки не могла не поражать. Сириус нередко шутил (если Как спалось? Голова не болит? это можно именовать шуточкой), что Пожиратели погибели научились плодиться почкованием, но действительность была не настолько забавна.

Ордену Феникса было куда труднее призывать в свои ряды новые кадры. Министерство, как будто оно было в каком-то сговоре с Пожирателями, вело грамотную политику, делая вид, что всё как обычно Как спалось? Голова не болит? отлично, не запамятывая при всем этом выставлять всех приверженцев Дамблдора психами и подлецами. Римус, время от времени появляющийся в Косом переулке, спиной ощущал взоры людей, ненавидящих мужчину уже за то, что он смеет поддерживать этого «старого маразматика». Оборотню даже любопытно стало, к кому все эти люди ринутся, когда всё станет понятно Как спалось? Голова не болит??

«Точно не к Фаджу…» — давал подсказку внутренний глас, и давал подсказку, непременно, правильно.

Из-за того, что вся деятельность Пожирателей погибели кропотливо пряталась, мучались часто невинные люди. Не достаточно того, что грехи приверженцев Лорда перебрасывали на других людей, которым не подфартило оказаться не в том месте и Как спалось? Голова не болит? не в то время, так и Ордену Феникса приходилось работать тихо и укрыто, чтобы не попасть в ещё огромную немилость властям (если ещё большая немилость вообщем была вероятна).

Если во время первой войны орденовцы, невзирая на нелегальность организации, могли безбоязненно позвать на помощь авроров, когда силы противника оказывались больше, чем ожидалось Как спалось? Голова не болит?, то на данный момент за такую грубость каждый приверженец подпольного «клуба любителей стычек в подворотнях» мог схлопотать срок в Азкабане, и отлично, если не бессрочный.

Из этого неизбежно следовали драки не на жизнь, а на погибель. Любая сторона жаждала мести, но шумиха пока не была никому нужна. Не Как спалось? Голова не болит? считая того, Министерство, если веровать Кингсли, отдало ясно осознать, что авроры могут делать с правонарушителями, кем бы они ни были, что угодно, только бы информация об этом не проникла в широкую публику. Пожирателям необходимо было точно то же самое, потому самым лёгким методом скрыть свою либо чужую деятельность стало убийство Как спалось? Голова не болит?. Ведь мёртвые не молвят, ну и упрятать их куда легче, чем живых.

Звучит беспощадно. Звучит жутко. Да и война, неизбежно приближающаяся, красивого и светлого грядущего не сулила. Это пока всё вокруг расслабленно, пока люди захлопывают двери перед носом у приверженцев директора Хогвартса, веруют в участившиеся случаи взрыва газа Как спалось? Голова не болит? в магловских домах… Пока всё тихо и равномерно. Но только не в штаб-квартире Ордена Феникса.

Ещё с обеда в доме номер двенадцать правило напряжённое молчание. Авроры, состоявшие в Ордене, должны были проверить одно из предполагаемых укрытий, обезвредить тех, кто там засел и возвратиться назад. Лучше живыми. Ещё более лучше Как спалось? Голова не болит? — не выдав при всем этом свою принадлежность к сотрудничеству с Альбусом Дамблдором, ведь по официальной версии действовали авроры по приказу министерства, а увидели в маленьком домике на окраине Лондона совсем не Пожирателей погибели, а неопределённых нарушителей порядка.

Все оставшиеся в штабе вправду старались вести себя как обычно: заниматься Как спалось? Голова не болит? ежедневными делами, говорить, создавать видимость бурной деятельности. На самом деле же заместо дискуссий выходило обмениваться только короткими фразами, из рук всё непременно падало, а пища вызывала быстрее омерзение и раздражение, ежели аппетит.

Люпин, в порыве занять руки хоть чем-нибудь (лучше небьющимся и не хрупким), взялся за газету, но от Как спалось? Голова не болит? статей «Ежедневного Пророка» начинали почесываться кулаки. Так и хотелось отыскать неких журналистов и как надо разъяснить им, что накалывать люд — нехорошо.

— Меня обвинили ещё в чём-нибудь? — внезапно звучно спросил Сириус, развалившийся в кресле. В руках он держал чашечку с издавна остывшим чаем. Беглец, судя по всему Как спалось? Голова не болит?, тоже не желал оставаться с пустыми руками.

Нахмурившись, Римус покачал головой, с тяжёлым вздохом откладывая газету в сторону и потирая вялые глаза.

— Удивительно… Я вот все жду, когда же Фадж объявит, что я взрываю дома магглов? Я же Блэк…

Люпин негромко хмыкнул, взглянув на друга.

— Для тебя и без того чести много Как спалось? Голова не болит?. Ты организовал целый побег из Азкабана, освободив тех, кто хочет тебя уничтожить. Думаю, маглы — это не твой уровень. Этим пусть плебеи занимаются.

Сириус фыркнул, и на лице его, пусть на несколько секунд, появилось веселье, а глаза коварно блеснули.

— А если серьёзно? Что пишут? — потянувшись, поинтересовался он, при всем этом Как спалось? Голова не болит? чуть ли не сбил с локотника чашечку.

Вспомнив Тонкс и её родство с Бродягой, Рем улыбнулся и пожал плечами.

— Это ведь «Пророк», что ты ждешь? Раскаяние министра и перечень уволенных из Министерства Пожирателей? Если да, то спешу огорчить, ничего подобного там нет. И навряд ли появится. Светские сплетни, взорванный Как спалось? Голова не болит? газ… три раза.

— Вот был бы я газом, то на данный момент бы обиделся… Оригинальнее ничего придумать нельзя? Как пятнадцать годов назад газ, так и на данный момент… — искривился Блэк, отставив приевшуюся кружку на журнальный столик. Римус только пожал плечами и поглядел в окно. Смеркалось, а товарищей Как спалось? Голова не болит? по Ордену так и не было.

— Ты весь денек сейчас некий дёрганый, — продолжал гласить Блэк, пристально разглядывая школьного товарища с таким видом, как будто грезил прочесть его мысли.

— Им пора бы возвратиться, — негромко отозвался Люпин, откинувшись на спинку дивана, — вроде бы не случилось чего.

— Брось! Все нормально, они Как спалось? Голова не болит? с Грюмом. Они, может, еще даже до места не дошли… Неизменная внимательность! — воскрикнул представитель благороднейшего и древнего рода, да так звучно, что Римус нервно дёрнулся. Так и нервный тик заработать можно.

Невзирая на всё деланное безразличие Сириуса, Люпин знал, что тот переживает не меньше. Так было всегда: чем спокойнее и безмятежнее Как спалось? Голова не болит? Блэк смотрится снаружи, тем ужаснее ему по сути. Но не успел оборотень сказать ещё что-то, как раздался мягенький удар, а после — щелчок замка входной двери. Бродяга здесь же сорвался с места, выговорив:

— Я же гласил! Всё нормально!

Римус, возведя к потолку глаза, поторопился следом за другом в коридор, в Как спалось? Голова не болит? тесноватом пространстве которого вправду толпились прибывшие участники миссии. Они были вялые, удручённые и сердитые. А некие даже раненные, но на ногах держались все, что принудило Люпина с облегчением вздохнуть. Живые — и слава Мерлину.

Мимо оборотня пронёсся красноволосый вихрь, не сказав при всем этом ничего, что само Как спалось? Голова не болит? по себе было удивительно. Тонкс всегда здоровалась, а ворачиваясь с задания, в красках говорила, как всё прошло. Это Римусу совсем не понравилось, и он поторопился направить вопросительный взор в массу людей, спешащих дойти до гостиной.

Правда, отвечать орденовцы не торопились. Суровый Глаз, прохромав мимо, только отстранил Римуса с дороги и неопределённо махнул Как спалось? Голова не болит? рукою в сторону кухни, где скрылась Нимфадора.

— Скоро пройдёт… — буркнул аврор, вытаскивая из кармашка флягу.

— Пройдёт что? — не сдавался Люпин, смотря на то, как Молли, спешно пришедшая в гостиную, перевязывала руку Кингсли.

— Она сейчас Пожирателя погибели того… — Билл сделал неопределённый жест, или указывая за свою спину, или Как спалось? Голова не болит? демонстрируя перерезание пальцем гортани, — уничтожила.

И всё встало на свои места. Уничтожить — тяжело. Уничтожить 1-ый раз — очень жутко. Римус тяжело вздохнул. Неуж-то никто не попробовал даже побеседовать с бедной девченкой? Либо попробовал, но она не стала слушать? 2-ой вариант подходил характеру Нимфадоры, но, так либо по другому Как спалось? Голова не болит?, Люпин бы не был самим собой, если б оставил даму в одиночестве. Мужик даже попробовал изловить взор Блэка, чтобы осознать, что он об этом задумывается, но Сириус был занят разговором с Суровым Глазом, потому Римус, никем не увиденный, поторопился на кухню.

Тонкс стояла к оборотню спиной и, судя по звуку Как спалось? Голова не болит?, перемешивала в кружке сахар. В воздухе витал запах кофе. К этому магловскому напитку успели пристраститься многие члены Ордена Феникса, выпивая, бывало, по пять-шесть кружек за денек. И никого, как обычно, не пугала перспектива погубить нервишки либо сердечко. Всё и так плохо, для чего же себя сберегать? Но на этот момент Как спалось? Голова не болит? Люпин расслабленно отнёсся бы даже к огневиски в кружке метаморфини.

— Не будешь против моей компании? — негромко, стараясь не испугать Нимфадору своим неожиданным возникновением, спросил мужик, вытаскивая из подвесного шкафчика кружку себе.

Должно быть, аврор всё равно ужаснулась, потому что нервно дёрнулась, проливая на стол тёмную жидкость.

— Люпин! — яростно Как спалось? Голова не болит? воскрикнула она, взмахивая палочкой, чтоб убрать со стола лужицу кофе, — если я скажу для тебя, что я против, ты уйдёшь?

Сомнамбул негромко усмехнулся и покачал головой, наливая для себя чай.

— Тогда для чего ты спрашиваешь? — последовал полностью логичный вопрос, на который у Римуса был готов ответ.

— Я же должен поддерживать Как спалось? Голова не болит? репутацию солидного и интеллигентного человека.

Тонкс только фыркнула и свалилась на ближний стул, чуть ли не выплескав при всем этом остатки кофе из кружки. Оборотень сел напротив, обхватив чашечку с чаем ладонями и выжидательно смотря на аврора. Нимфадора в свою очередь уставилась на мужчину, желая, должно Как спалось? Голова не болит? быть, поиграть в гляделки и не торопясь что-либо говорить.

Да и Люпин сдаваться не желал, покручивая чашечку, он, практически не моргая, рассматривал расстроенное лицо, красноватые, должно быть от гнева, волосы, хмурые брови и тёмные глаза. В некий момент ему показалось, что за таковой пристальный взор бывшая ученица нашлёт Как спалось? Голова не болит? на него какую-нибудь порчу, но всё обошлось.

В конце концов женщина сдалась и опустила голову, смотря в кружку.

— Кто сдал?

— Билл, — механично ответил Римус, надеясь, что женщина не решит отомстить товарищу. Но Тонкс только негромко выругалась и откинулась на спинку стула.

— И что для тебя необходимо? Пришёл сказать, что Как спалось? Голова не болит? это нормально и скоро я привыкну? Либо что убийство — не наилучшее средство для Ордена? Либо…

Должно быть, метаморфиня ещё длительно бы гласила и сыпала догадками, если б Римус не поднял руку, призывая собеседницу тормознуть.

— Нет. Вообщем, я желал сказать, что ты не повинна. В какой-то момент это Как спалось? Голова не болит? бы случилось. Мы уже на войне, хотя мир ещё ничего не сообразил. Ты не подстерегала человека около дома, не пытала его в подвале. Ты честно одолела в бою, в каком Пожиратель погибели умер. На его месте могла быть ты, и будь уверена, он не стал бы страдать угрызениями совести, он, быстрее, праздновал Как спалось? Голова не болит? бы победу.

— И всё равно чувство мерзкое, — отпив кофе, Тонкс поморщилась и опять потянулась к сахарнице, — я даже не поглядела, кто это. Может мне, с такими нервишками, вообщем не надо было в авроры идти?

— Не гласи ерунды, Тонкс, — Римус сделал пару глотков чая и продолжил, — Это Как спалось? Голова не болит? чувство пройдёт, а работа и опыт останутся. Ещё не раз для тебя придётся созидать, а то и участвовать в таком, что жутко будет вспомнить. Но равномерно появится иммунитет.

— Ты когда-нибудь убивал? — вопрос, сорвавшийся с губ Нимфадоры, прозвучал очень резко, требовательно и отчаянно. И Люпин осознавал, что выворачиваться и выдумывать прекрасные истории Как спалось? Голова не болит? нет смысла. Мужик тяжело вздохнул и кратко кивнул, отпивая из кружки и обжигая жарким чаем язык.

— И для тебя совершенно не было паршиво? — последовал недоверчивый вопрос, и Римус горько усмехнулся.

— Было естественно. И всякий раз всё ужаснее и ужаснее. Но в бою нет времени на беспомощности и рассуждения Как спалось? Голова не болит?. И на чувства времени тоже нет. Чем почаще я лицезрел погибели других, чем почаще я сам оказывался на волоске от смерти, тем спокойнее я стал к этому относиться. К погибели нельзя привыкнуть, Тонкс, — негромко гласил мужик, смотря в столешницу, — нельзя просто взять и решить себе, что убийство Как спалось? Голова не болит? — это нормально. Для тебя всегда будет тошно от мысли, что ты способна уничтожить. Для тебя будет жутко, что те, в чёрных плащах, способны уничтожить твоего друга, товарища, родственника. Но с течением времени чувства притупляются, и твой разум гласит для тебя «либо ты, или вон тот, с палочкой, направленной для тебя Как спалось? Голова не болит? в грудь». Это инстинкт самосохранения, и его нельзя отключить. Люди погибали и будут дохнуть в бою, пока не усвоют, что так быть не должно.

— А они усвоют? — не без сарказма спросила Нимфадора, допивая крепкий тёмный напиток.

— Нет, Дорвея, они не усвоют.

Когда кружки обоих были пусты, метаморфиня со тоскующим видом выкладывала Как спалось? Голова не болит? на столе фигуры из зубочисток, а Римус молчком следил за манипуляциями девицы и слушал, что происходит в гостиной. Там что-то звучно обсуждали: ворчал Суровый Глаз, бранился Сириус, возмущалась Молли, и ей что-то непонятное гласил мистер Уизли. Ворачиваться в гостиную Люпин не желал, и Тонкс, судя Как спалось? Голова не болит? по всему, неразговорчиво поддерживала его нежелание. Во всяком случае, пока ей не надоели зубочистки.

— Люпин, я на данный момент сойду с разума в этом доме!

— Любопытно, этот дом на всех так действует, либо лишь на Блэков? — отшутился Римус. В гостиной стало тихо, ритмично застучала нога Аластора, собирающегося, судя Как спалось? Голова не болит? по всему, уходить.

— Может, куда-нибудь сходим, а? Хотя бы в парк… — Нимфадора очевидно решила не заострять внимания на замечание мужчины, — По другому для тебя опять придётся укладывать меня спать.

— Ну нет, лучше пойдём в парк! — Сомнамбул вдумчиво поглядел на пустую кружку и добавил, — как ты смотришь на то Как спалось? Голова не болит?, чтоб взять с собой Сириуса? Все расползаются, так что наш уход навряд ли будет приметен.

Нимфадора пожала плечами и согласно кивнула.

Дождавшись, когда все разойдутся по домам либо комнатам, Люпин с Тонкс вышли в гостиную, где Сириус, недовольный, видимо тем, что ему не дали поскандалить ещё, посиживал на диванчике, сложив Как спалось? Голова не болит? ноги на журнальный столик.

— Бродяга, мы решили походить… — начал было Люпин, но друг перебил его, со злостью махнув рукою.

— Ну и катитесь!

— Ты даже не дослушал! — возмущённо оборвал арестанта оборотень, — если ты не против побыть в виде Нюзхалза, мы возьмём тебя с собой. Всё равно будем в магловской части Лондона, так Как спалось? Голова не болит? что риск мал.

— Ты ещё спрашиваешь! — Сириус здесь же переменился в лице. Его злоба и раздражительность как рукою сняло. Он сходу вскочил на ноги и заторопился в коридор.

— Как думаешь, он согласится приносить нам мячик? — спросила Тонкс, когда они с Римусом последовали за Блэком, но Люпин Как спалось? Голова не болит? ответить не успел, так как Бродяга из коридора звучно гаркнул:

— Я всё слышу!

***


kak-tomka-ne-pokazalsya-glupim.html
kak-transseksualam-podgotovitsya-k-kaming-autu-pered-roditelyami.html
kak-tri-brata-nanimalis-v-batraki.html